Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:22 

Зачем этот дневник

Helfen — Wehren — Heilen
Понятия не имею. Просто познакомился с потрясающим человеком, а в его дневник без регистрации не пускают. Вот и завел, буду вести или нет - тоже не знаю. Вообще-то, и без дневника забот хватает, а там видно будет.

Люблю: самолеты (но не всякие), аниме (только хорошее, да и то на личный вкус), Котов (любых и в любом количестве - у самого дома семеро).

Ну, хватит пока, а там посмотрим...

10:04 

Продление ресурса

Helfen — Wehren — Heilen
Чтобы существовать, надо продлять ресурс. Оказывается, это относится не только к моей любимой Ту-154, но и к дневникам. Дескать, если нет записей - дневник в архив. А мне нельзя его в архив, поскольку тогда я опять лишусь возможности (см. ниже).

02:20 

Моя иерархия мирового кинематографа

Helfen — Wehren — Heilen
Представьте себе гору, высотой, скажем, с Эверест. Это - Мировой Кинематограф. На самой вершине, теснясь на пятачке, стоят, развернувшись спинами друг к другу Феллини, Антониони, Бунюэль и Годар. Ниже, почти на уровне стоп великих, любуются лежащей у ног землей Пазолини, Вайда, Тарковский, Куросава, Китано, Кубрик и еще группа менее узнаваемых мэтров. На спиральной тропинке к вершине тесно устроились Коппола, Бертолуччи, Муратова, Сокуров, Форман, Бессон, Джармуш, Жулавский и т.д., иногда исподтишка пытаясь спихнуть соседа. Отдельно от этой суеты, напевая что-то себе под нос, возделывает свою лозу Тенгиз Абуладзе. У подножия толпа велика до неразличимости, взгляд выхватывает отдельным кадром то братьев Михалковых, возделывающих тучные огороды, то отца и сына Бондарчуков, распахивающих на мощных пропашных тракторах К-700 бескрайние масштабные поля, то упражняющегося в попытках прыжков выше головы Квентина Тарантино, то строящих рожи перед зеркалом Вуди Аллена и Бертрана Блие...
На соседней вершине в одиночестве восседает Ларс фон Триер, он просто перепутал гору.
Поодаль от Эвереста, на равнине, сидит Дэвид Линч. Собрав подручный материал под окрестными кустиками, он слепил из него модель Эвереста, водрузил на нее маленькую фигурку Дэвида Линча , слепленную из того же материала, и с удовольствием это рассматривает.
А над горой, в космосе, на недосягаемой орбите, летит Ингмар Бергман, на мощи своих 70 фильмов пытающийся всю жизнь развить II космическую скорость, чтобы оторваться от притяжения Земли, и улететь туда, куда не достает взгляд даже с вершины Эвереста, туда, где люди, их эмоции, чувства и мысли свободны и независимы, где Человек может раздвинуть рамки жизненной коробки, которую он своими руками при помощи родных и друзей строил вокруг себя всю жизнь. Туда, где, не ведая о страстях вокруг Эвереста и даже земной орбиты, давным давно живут и творят Хаяо Миядзаки, Морио Асака, Мокото Синкай и другие простые режиссеры простого Аниме, недоступного никому на склонах очень большой горы.

22:33 

Парадоксы

Helfen — Wehren — Heilen
С рождением дочки все отошло чуть назад, никак не соберусь написать письмо близкому по духу человеку (которая наверняка думает, что причина не в этом. Или - что скорее всего - вообще перестала думать на эту тему). Кучу дел не успеваю сделать. И в то же время, надо бы нейтрально отнестись к тому, что лег, и теперь, боюсь, навсегда, animeforum.ru - ан нет, без него чего-то жутко не хватает. Особенно, если не знаешь мест сетевого обитания людей, на чьи посты подсел конкретно. Shi:na, где Вы? С кем сражаетесь сейчас? Нет ответа... Грустно...

02:08 

О, как же достали...

Helfen — Wehren — Heilen
Как же достали молокососные псевдопатриоты, причитающие о"развале великой советской промышленности", готовые заклеймить и растоптать любого, кто не считает развал этой самой промышленности акцией ЦРУ! Особенно часто это явление мозолит глаза на авиационных форумах, читать которые я должен по необходимости.

Сегодня не выдержал, ответил - без толку, конечно, так, крик души из личного опыта общения с пресловутой промышленностью.

Я по профессии инженер радиовещания. Лет 20 назад занимался разработкой профессиональных приборов обработки звука, в начале 90-х делал это как частный предприниматель. Как-то раз, на одной из профессиональных выставок я поддался на уговоры представителей завода САМ (счетно-аналитических машин), и занялся там организацией производства. Из 4 готовых моделей, Superexciter, Compressor, Noise Gate и Denoiser до серийного производства удалось дотащить только первые два. Готовые приборы проходили сравнительные испытания с зарубежными аналогами - Aphex, DBX, Beringer, Audio Logic и т.д., по результатам тестов показывали либо аналогичные, либо лучшие результаты, были у меня и некоторые собственные "хитрости", не имевшие аналогов в то время. Первые партии приборов работали во многих студиях и концертных аппаратах ( и некоторые работают до сих пор,уже 15 лет!). В частности, на моих приборах записан альбом Константина Кинчева "Джаз" в студи на Полянке. Приборы выпускались под торговой маркой Tender Cat - история моего ника на авиационных сайтах.

Два других прибора до серии дотащить уже не получилось, а микшерный пульт застрял на стадии разработки из-за того, что снабженцы просто не в состоянии были обеспечить стабильную поставку нужных комплектующих.

Производство длилось около двух лет. Все это время я только и делал, что бегал от конструкторов к технологам, и от технологов к монтажникам, бил их по рукам и заставлял делать так, как это предусмотрено техзаданием. Попытки упростить, "улучшить" или заменить что-то не прекращались. Через 2 года, когда эта борьба с ветряными мельницами дошла до абсурда, я порвал отношения с заводом. Физически уже не мог лично перепаивать по 40-60 приборов в месяц за уродов, проверять цвет краски для корпусов, отбраковывать элементы, купленные черт знает где и у кого и т.д.

Тогда же твердо решил: если вдруг, ничтоже сумняшеся, стану капиталистом, владельцем собственного производства, самым первым приказом по производству будет следующий - "О мерах по предотвращению рационализаторской деятельности". Если рабочий приносит рацпредложение - рабочему строгий выговор и лишение премии (за то, что сует нос не в свое дело), а инженера, чью конструкцию сумел улучшить простой рабочий - немедленно увольнять по профнепригодности.

Сейчас работаю на крупной авиационной "фирме". Абсолютно то же самое. Только желание делать хорошие самолеты на фирме уже окончательно погасло - вся задача сводится к добыванию и распиловке денег от бюджета и спонсоров.

PS Желающие могут набрать в Яндексе или гугле Tender Cat и посмотреть отзывы о приборах.

17:21 

Форум так и не заработал

Helfen — Wehren — Heilen
Второй месяц без animeforum.ru - будто интернет опустел. Сегодня, 4 апреля, день рождения Shi:na, а я не могу ее поздравить...
Ужасно грустно.

11:29 

Форум заработал...ненадолго...

Helfen — Wehren — Heilen
Стоило порадоваться, что animeforum.ru наконец, заработал, и Shi:na появилась на нем в первый же день, как с ним опять что-то произошло. Злой рок? Проклятие лорда Волан-де-Морта? Происки спецслужб или инопланетян?

PS Слава богам, заработал!

00:19 

А кто-то осуществил!

Helfen — Wehren — Heilen
Единственная причина, по которой я не украсил аэрографией на анимешную тему машину - отсутствие собственно машины. Хотя мысленно давно уже вижу Триэлу верхом на стуле (как в титрах) во весь капот, и логотип Gunslinger Girl на бортах.

И тут - надо же! - среди этой феерии:

d.hatena.ne.jp/Raru/20081109

вижу почти воплощение своей мечты! Хотел бы познакомиться с владельцем (владелицей?) этого авто ^__^

23:21 

Немножко про авиацию

Helfen — Wehren — Heilen
Один из приятных аспектов моей работы. Так сказать, вкушение сливок на десерт. Приятно все же, что в этом сооружении есть и доля моего участия ^__^

21:41 

Мини-ренессанс

Helfen — Wehren — Heilen
Когда что-то теряешь, начинаешь это жалеть. Был доступ к дневнику - писать лень было, а потом сменил провайдера, расстался с жуликоватым местечковым Мастерлинком, и пересел на респектабельный beeline, но тут оказалось, что со сменой ip утратил доступ к дневнику. Наверное, в профиле стояла опция постоянного ip. Совсем было забросил, но тут подоспела очередная поездка в Японию rein_, а это означало лишиться возможности посмотреть практически в реальном масштабе времени феерический фотоотчет о Японии, с нетрадиционных ракурсов, прекрасный, как сама Япония... Наконец, удосужился обратиться с челобитной к Администрации, и - о чудо! - мой вопрос был решен мгновенно и очень вежливо, за что Администрации большое Аригато! ^_^

11:08 

Первый опыт мемуарной прозы

Helfen — Wehren — Heilen
Захотелось поделиться некоторыми занятными историями, случившимися в моей жизни. Самое интересное в истории о ромашке - то, что все в ней чистейшая правда.


Ромашка, или политические аспекты аэростатики


Случилось так, что, в силу исключительно личных обстоятельств, мне потребовалось срочно сменить место работы. В те времена молодой специалист, распределенный на предприятие после института, был обязан отработать там не менее трех лет. За мной оставался еще год, но помог случай – горком комсомола начал формирование дирекции строящегося Московского Дворца Молодежи на Комсомольском проспекте, а я уже год с лишним занимался проектированием систем звукоусиления МДМ, и был, что называется, «в теме», да и к тому же еще был комсомольцем. Такой могучей организации, как МГК ВЛКСМ, не было никаких проблем забрать меня из Моспроекта, и осенью 1984 года, несколько неожиданно для себя, я оказался работником аппарата московского горкома комсомола.

Дирекция строящегося Дворца состояла в тот момент из шести человек: директор, главный инженер, начальник штаба комсомольских отрядов и мы, технари – Галина Ивановна, женщина весьма посткомсомольского возраста, но профессионал в области систем вентиляции, снабженец Юра и ваш покорный слуга, начальник службы слабых токов, состоящей, как вы понимаете, из одного человека.
Надо сказать, что дирекцию начали набирать вовремя, стройка уже миновала первый этаж, и мы еле успевали отслеживать работу строителей, предотвращая ошибки. По той же причине обязательное дежурство на еженедельных субботниках мы воспринимали, как должное, ибо, оставленная без технического присмотра, неквалифицированная комсомольская рабсила была способна за один день наломать таких дров, что нам пришлось бы месяц их разгребать.
Так, в строительных заботах, пролетел год, и грянул XII Московский Фестиваль молодежи и студентов. Нас, как работников горкома, прикрепили к фестивальным объектам, и меня направили в фестивальный штаб на Поклонной Горе, где на второй день фестиваля должен был состояться интернациональный воскресник.
Поклонная Гора 1985 года представляла собой очень большую яму. То, что было собственно горой, срыли, дабы насыпать потом более соответствующую мемориалу, величественную и просторную, а посреди площадки вырыли огромный глубокий котлован, уже наполненный к тому времени арматурной конструкцией. Собственно, целью воскресника было накидать символические кубометры бетона в этот и более мелкие котлованы будущего комплекса. Курировал объект второй секретарь горкома Щукин, человек мягкий, интеллигентный и разрывающийся между огромным количеством подконтрольных площадок фестиваля. Непосредственным начальником команды, состоящей, в основном, из инструкторов горкома и райкома, был Саша Никоненко, замзав отдела рабочей молодежи.
По сценарию, утвержденному в самых верхах, воскресник начинался с митинга. Трибуной служили два бортовых автотрейлера, сдвинутых задами и отгороженных от котлована ширмой, а над митингом, по замыслу организаторов, на связке разноцветных воздушных шаров парила эмблема фестиваля, гигантская разноцветная ромашка. Вот ромашкой мы и занялись. Каркас ромашки был сварен из полосовой стали, и силами девушек-комсомолок из швейного ПТУ обтянут цветной тканью. Роль воздушных шаров исполняли зонды-аэростаты, заранее доставленные на площадку вместе с баллоном гелия. Зонды эти выглядели довольно забавно, и отличались от резинового изделия №2 Баковского завода резинотехнических изделий только внушительным, двухметровым, ростом. Для несведущих поясню – культовое изделие №2 было единственным тогдашним отечественным презервативом, серовато-коричневого цвета и наипростейшей формы. В силу этого поражающего воображение сходства, те же девочки-комсомолки швейного ПТУ пошили из той же цветной материи чехлы, долженствующие придать всей конструкции праздничный вид.
Неделя пролетела, как один миг, работы было очень много, и, наконец, за три дня до мероприятия до нашего объекта добрался Щукин. Вникнув в детали, он задал только один вопрос – а считал кто-нибудь вес и подъемные возможности зондов? Вопрос для комсомольских организаторов оказался несколько неожиданным – что значит подъемные возможности, шаров много, они большие, а мероприятие крайне важное. Однако сомнение поселилось в голове начштаба, и назавтра наметили совещание по этому вопросу. За технической консультацией было решено отрядить делегацию в подмосковный Долгопрудный, бывший некогда колыбелью советского воздухоплавания.
На следующий день к дощатому домику штаба подъехала секретарская «Волга», и два ответственных работника осторожно, под локотки, выгрузили маленького сухонького старичка, как потом выяснилось, ветерана дирижаблестроения.
Руководство и консультант скрылись в домике, а мы застыли, с интересом ожидая результатов совещания. Ждали очень недолго, как доски домика содрогнулись от жуткого матерного монолога, произносимого дребезжащим от возраста и ярости голосом. Затем дверь с треском распахнулась, на пороге возник пунцовый замзав с нашариковым чехлом в руках, и кинул его мне в руки с криком «Вешай скорее!»
На мой резонный вопрос куда, замзав затопал ногами, назвал меня идиотом с дурацкими шуточками, и объяснил в ярких выражениях, что надо срочно взвесить оболочку. Для ускорения процесса было разрешено воспользоваться той же белой «Волгой» Щукина, и через пару минут мы с шофером уже мчались по Кутузовскому проспекту, размышляя, где можно выполнить задачу. Взвесить удалось на ближайшей почте, куда я ворвался, размахивая красной горкомовской книжкой, с воплем «Срочно! Фестивальное дело особой важности!»
Через пятнадцать минут вес оболочки был доложен руководству, и мы снова замерли в ожидании продолжения. Оно так же наступило быстро – второй матерно-дребезжащий монолог, и сыплющего искрами старичка так же, под локотки, вынесли из домика и погрузили в машину, а нас посвятили в пикантные результаты консультации. Дело оказалось в том, что чехлы, сшитые из дешевой и грубой материи, съедали большую часть подъемной силы шаров-зондов, и на каждый оставалось не более полкило полезной нагрузки, всего десять килограммов. Ромашка весила сильно за двадцать. Положение оказывалось безвыходным, за оставшийся день ни дополнительных шаров, ни гелия достать было уже невозможно. Первое, что пришло в голову, использовать шары без чехлов, но тут все вспомнили, как они выглядят, и содрогнулись. Оставался только один вариант – оставить в чехлах внешние шары, дабы они, поднимая самих себя, замаскировали голые в середине. В этом случае, веса почти сходились, а жаркая солнечная погода обещала добавить немного дополнительной подъемной силы. В любом случае, иного выхода не было.

Настал великий день. За трибуной из грузовиков, на арматуре в котловане, сколотили помост с лебедкой, и накачали гелием торжественный символ фестиваля. Две лебедки по краям котлована должны были фиксировать ромашку над митингующими. Солнце было действительно жарким, шары, впитав его пополам с нашим энтузиазмом, воспарили, и ромашка довольно красиво взошла над будущей Поклонной Горой. После строго регламентированного митинга по сценарию были танцы и развод по объектам. Все делегации организованно и весело отправились кидать бетон, и только арабская делегация продолжала кружиться в хороводе. Ответственный работник, попытавшийся разорвать круг, был немедленно включен в него, и тоже оказался в хороводе. Та же участь постигла следующего посланца штаба. Сценарий рушился. Тогда к арабской делегации потрусили сразу трое ответственных работников, и таранным ударом разорвав круг, повели его на объект. Так, танцующей змейкой, арабская делегация и отправилась на работу мимо котлована, в котором азартно раздевшиеся до трусов и разувшиеся немцы уже перевыпоняли свой объем работы.

Не успели мы перевести дух, как делегации собрались на торжественное закрытие воскресника. И тут, с началом первой же речи, случилось страшное – один из шаров не выдержав накала страстей (на самом деле, истекал гарантийный срок их службы), сдулся, и безвольно повис под ромашкой. Как вы можете догадаться, по закону подлости это был незачехленный шар, и гигантский, неприлично-телесного цвета, двухметровый презерватив приковал к себе взгляды всей Поклонной Горы. Побледневший Щукин нервно приказал мне, оказавшемуся поблизости, бегом лететь в котлован и сматывать все к чертовой бабушке, пока хуже не стало. Прибежав на помост, я крикнул «Ребята, сматываемся, Щукин приказал!» - и лебедка неторопливо убрала оскверненный естественной ассоциацией символ. Правда, теперь предстояло ликвидировать оскандалившуюся ромашку, а как это сделать, никто сходу сообразить не мог. Развязать узлы, завязанные с запасом и энтузиазмом, было нереально, но у меня в кармане был нож, настоящий швейцарский нож с рекламной эмблемой знаменитой швейцарской магнитофонной фирмы STUDER-REVOX, доставшийся мне на переговорах по закупке оборудования для студии МДМ.
Доверить нож я никому не захотел, под ногами было несколько метров заполненной арматурой пустоты, и уж если ножу суждено погибнуть на дне котлована, пусть уж я сам буду в этом виноват. Ухватив ближайший шар за хвост, я подтянул его к себе, и, по неопытности, вонзил в основание, около самой веревки. Раздался громкий хлопок, взметнулось облако талька, хвост шара остался у меня в руке, а сам шар, обретя реактивное сопло, ракетой вознесся в небо, и, зависнув на высоте метров пятьдесят, заколыхался, как джинн в издевательской пляске – шар покидали избытки гелия. Наконец, пляска прекратилась, полусдувшийся шар застыл, и неторопливо поплыл по небу, подобно знаменитому олимпийскому Мишке, в сторону Университета. Надо ли говорить, что этот шар был тоже без оболочки... Трибуна снова лишилась внимания – весь митинг завороженно провожал глазами этот неспешный полет.
Тишину нарушил дикий вопль с края котлована, сообщивший нам, что Щукин лично пообещал оторвать нам все, что выступает, если мы упустим еще хоть один шар. Дальше, вооруженные опытом, мы действовали слаженно и дружно – трое подтягивали очередной шар к земле, я прыгал вверх и с криком «Кияяяяя!» всаживал нож в макушку шара. Подтягивавшие дружно прыгали на лопнувший шар, и топтали нас с ним в облаках талька, которым шары были щедро пересыпаны изнутри.

Когда я, помятый, но с чувством выполненного долга, вылез из котлована, митинг уже разъехался, белая «Волга» умчалась, и только крохотный шар все еще плыл высоко в небе фестивальной Москвы.

20:44 

Helfen — Wehren — Heilen
Решил здесь выложить свою статью для журнала "М-Хобби" о сборке гараж-кита аниме-фигурки Триэлы.

ТРИЕЛА – ДОБРАЯ ДЕВОЧКА-УБИЙЦА

В центре Рима совершено дерзкое убийство: жертвой киллера стал коррумпированный политик. Карабинеры оцепляют здание отеля, репортеры щелкают фотокамерами, и никто не обращает внимания на маленькую, опрятно одетую девочку со скрипкой в руках, тихо выскользнувшую из служебного входа. В футляре у девочки вместо скрипки автомат, она – одна из киборгов второго отдела окологосударственной корпорации «Общественное благо». Такова канва аниме-сериала «Gunslinger Girl» (российская лицензионная версия называется «Школа убийц»), снятого режиссером Морио Асакой по манге Ю.Айда.

Формально, Корпорация занимается благотворительностью, в том числе спасением тяжелобольных, брошенных детей и сирот. Корпорация дает им новые синтетические тела, у каждой есть наставник, они даже могут учиться. И еще, Корпорация дает им работу – убивать нежелательных людей, против которых бессилен закон – крестных отцов мафии, руководителей террористических организаций, а порой просто политических противников правящей верхушки. Деятельность второго отдела строго засекречена даже внутри Корпорации, ходят лишь слухи о детях-киборгах, неуязвимых и неотвратимых убийцах. Общежитие, где живут девочки, называют «Корпусом искусственных тел», и немного побаиваются. Но это лишь внешняя сторона сюжета. Даже обретя искусственные мышцы, и пройдя «программирование», психологическую обработку с применением психотропных препаратов, дети остаются детьми. Причем, совсем не такими детьми, какими их хотят считать взрослые – у каждой свой внутренний мир, свои мечты и надежды, радость и отчаяние, порой более сильное, чем у взрослых. Жизнь им не подарена, а дана взаймы - искусственные тела еще несовершенны, программирование экспериментально, и мозг ребенка может выдержать это лишь несколько лет.
«Школа убийц» - не боевик, а сложная, многослойная драма, затрагивающая самые глубины взаимоотношения мира взрослых с миром ребенка.
Очень быстро сюжет перестает казаться фантастическим, а все, что происходит, касается напрямую каждого зрителя. Как может уживаться в одной душе романтика и цинизм, как добро может породить зло, как зло может быть добрее добра, как воспитание заменяется программированием – вот то, что составляет суть фильма.

Мой друг, моделист, профессионал, человек в весьма солидном возрасте, посмотрев после моей «агитации» это аниме, сказал очень точную фразу: «- Для взрослого человека этот фильм как гайка, попавшая в шестеренки мозга – они начинают останавливаться, крошиться и вращаться в обратную сторону». То же испытал и я, более того, именно после Gunslinger Girl я начал смотреть аниме в возрастающих количествах, и думать, что же такого в этом жанре, и почему именно японское аниме имеет такую невероятную художественную силу. И, как мне кажется, понял. Для большинства людей, шапочно знакомых с искусством аниме, это «японские мультики, где все воооот с такими одинаковыми глазами». Это первое заблуждение, глаза не только разные, они могут передавать тысячи оттенков внутреннего состояния героев, я бы даже рискнул сказать так: персонажи аниме – это обнаженные души героев. Эмоционально и психологически хорошее аниме сделано на высочайшем уровне, иногда на грани возможностей восприятия зрителя, на такую высоту способны подняться редкие ленты большого кинематографа. Видеоряд на первый взгляд, упрощен, но эта простота особая, так несколько карандашных линий, нарисованных уверенной рукой талантливого художника, могут сказать о человеке неизмеримо больше высококачественной фотографии.

Во многом благодаря этой особенности аниме и манги (манга - литературная основа большинства аниме, разновидность комиксов) в Японии чрезвычайно распространилось увлечение коллекционированием фигурок персонажей аниме, больших и маленьких, готовых и в виде наборов деталей из смолы. Странно представить себе полку, уставленную кукольными копиями Брюса Уиллиса, Катрин Денев или Шона Пенна, подозреваю, что зрелище будет выглядеть довольно неприятно. Зато фигурки героев аниме выглядят так, будто только что выскочили на стол из монитора – у них нет двойной жизни актера и его персонажа, они такие как есть, единственные и неповторимые. И если вы видели аниме с этими героями, то они для вас такие же живые люди, как мы сами.

Придя к такому выводу, я решил во что бы то ни стало найти фигурку самой полюбившейся героини Gunslinger Girl, Триелы, самой старшей из девочек. Тринадцатилетняя Триела, умная и строгая, веселая и серьезная, добрая и беспощадная, негласный лидер, умеющая поддержать, помочь, утешить или одернуть. В паре со своим наставником Хилшером у нее единственной из девочек равные отношения, и только она может принять собственное решение. В финальной серии один из наставников говорит о ней: «Не понимаю... Тринадцатилетняя девчонка, террористов мочит, три языка знает, а сейчас, на холоде, Бетховена поет!»
Поиски были долгими, ибо небольшой тираж сборных моделей был уже распродан, однако проявив настойчивость, я был вознагражден: московский интернет-магазин animebox сумел заказать фигурку при выпуске небольшой дополнительной партии. Итак, открыв коробочку, прилетевшую из Японии, я стал обладателем 18 деталей из полиуретановой смолы (сама Триела) и четырех деталей из белого металла (ее оружие). Надпись на коробочке сообщала, что модель скульптора Heihati Honda изготовлена фирмой Amie-Grand co.ltd в масштабе 1:8. Все фигурки аниме являются авторскими работами профессиональных скульпторов, и имя автора фигурки указывается неукоснительно.

Смоляные детали были тщательно промыты зубной щеткой чуть теплой водой с Fairy для устранения следов смазки от формы, незначительный облой удален с помощью тонкой наждачки с водой (обращаю на это особое внимание, «сухая» шлифовка оставляет на мягкой смоле царапины). В местах соединения на деталях я просверлил отверстия для штифтов, что рекомендовано инструкцией и здравым смыслом, в качестве штифтов использовал отрезки 1.2 мм трубочки из нержавейки, но на первом этапе склеил только половинки плаща и руки (без кистей) – детали одежды отлиты изумительно тонко, и красить фигурку лучше по частям, иначе невозможно добиться правильного и полного прокрашивания видимых внешних и внутренних поверхностей.

(продолжение следует)

20:48 

Helfen — Wehren — Heilen
Перед тем, как приступить к окраске первой в своей жизни фигурки аниме, я подготовился, как мог, просмотрев кучу российских и японских сайтов, посвященных сборке и окраске фигурок. Хотя, к сожалению, катакана и хирагана мне недоступны, пришлось ограничиться просмотром картинок, впрочем, весьма исчерпывающих.
Цвет одежды на коробке и вложенной картинке мне не понравился – ни в одной из 13 серий фильма Триела не появлялась в черной одежде. Пересмотрев эпизоды с Триелой, я выяснил цвета ее любимого костюма, и решил окрашивать в соответствии с ними.
Чем красить японскую фигурку? Конечно, TAMYA. Остановил выбор на акриловой матовой краске. Главное отличие окраски фигурки от самолета – обратный порядок нанесения цветов, от темного к светлому. Тщательно прокрасив рубашку серым, сапоги темно-коричневым и плащ темно-серым, я задул второй слой поверх первого не так плотно, направляя в районе складок факел аэрографа по касательной. В результате, складки стали более темными и рельефными, кожа на сапожках аккуратно подвернулась к подметке и каблучкам, а на белоснежной рубашке проявились складки и пуговицы. Пришлось так же отрешиться от предыдущего опыта окраски моделей, в части придания им реалистичности – как я уже сказал выше, реалистичность аниме персонажей находится в иной плоскости, и опыт тонирования пехотинцев или танкистов тут категорически неприменим.

20:49 

Helfen — Wehren — Heilen
Так же поступил и с головой – окрасив ее целиком телесным цветом, закрыл участки лица и ушки латексной маской, и в два цвета окрасил волосы. Тут, правда, пришлось столкнуться с особенностями TAMYA – в некоторые цвета (желтый глянцевый, серые) добавлен зеленый пигмент, и при смешивании этих цветов краска вдруг приобрела явный зеленый оттенок. Пришлось краску с волос смыть, и повторить процесс заново, смешав только желтую матовую с белой. Волосы получились «правильного» цвета, а тонировку я оставил на потом.
К рисованию лица приступил с некоторым трепетом, от этого зависит вся работа в целом. Еще раз изучив иллюстрации к статье японского мастера, решил попытаться повторить его технологию. Первым делом, кисточкой закрасил белки глаз белой глянцевой краской.
Затем острой кисточкой нарисовал черным верхние и нижние ресницы, коричневым – брови, красно-коричневым – рот, и темно-телесным выделил веки.
Наметив карандашом центры зрачков и контуры радужной оболочки, обвел их черным. Верхнюю часть белков оттонировал бледным серо-голубым цветом
Дальше в ход опять пошла латексная маска, я закрыл ею всю голову, оставив незащищенными только радужные оболочки глаз
Для зрачков вырезал из ацетатной пленки небольшой язычок, просверлил в нем отверстие 0.8мм и, держа получившуюся маску на расстоянии примерно 2 мм от поверхности напылил зрачки. Переместив язычок так, чтобы его край прикрывал нижнюю часть глаза, так же, о относом на пару миллиметров, немного затенил верхнюю половину радужки.
Не снимая латекс, нанес на радужку тонкий полупрозрачный слой голубой краски
И стал думать, как исправить косоглазие – при нанесении зрачков левый «уехал» чуть в сторону. Не придумав ничего лучше, нанес пятнышки черной краски на место зрачков зубочисткой, взяв на этот раз не акриловую, а эмалевую краску
После этого, кисточкой, смоченной растворителем для эмали, слегка размыл края зрачков. Растворитель для эмали не растворяет акриловую краску, поэтому операция прошла успешно. Последний штрих – нанесение зубочисткой белых пятнышек-бликов, без которых анимешные глаза просто не бывают. И – о чудо! – На меня смотрела вполне настоящая Триела!









20:51 

Helfen — Wehren — Heilen
Настала очередь оружия. Любимый дробовик Триелы Trench M1987 я окрасил в черный цвет, рукоятку штык-ножа в коричневый, а сам штык просто отполировал. Затем мелкой наждачкой стер краску с выступающих деталей, ребер и головок винтов, и кисточкой толстым слоем покрыл ружье и рукоятку штык-ножа дымчатым лаком TAMYA Smoke. Получилось похоже на вороненую оружейную сталь. Клинок - тоже кисточкой – покрыл бесцветным лаком. Подумав, решил, что коль скоро в комплекте есть отдельная петля для ремня на прикладе, рассверлил вторую, отлитую вместе с ружьем, спаял из тонкой проволоки пряжку и снабдил ружье ремнем из черной самоклеящейся пленки, тонкой и пластичной.

20:52 

Helfen — Wehren — Heilen
Осталось исправить волосы, выкрашенные мной в один цвет. Для тонировки я воспользовался охряным акварельным карандашом, заточив его в виде острой лопатки, провел в складках челки и хвостиков по углублениям тонкие линии, и размыл их водой с помощью все той же острой кисточки. Волосы на темени и затылке слегка затер тамиевской затиркой коричневого цвета.
Сборка с помощью цианакрилового геля ничем особенным не отличалась, разве что, прикладывая кисти рук, я обнаружил, что вставить ружье в уже зафиксированные руки невозможно, поэтому, «обхватив» ружье руками Триелы, я приклеил кисти одновременно с оружием. В высоту фигурка получилась около 25 сантиметров, и тяжелое металлическое ружье явно перевешивало – требовалась подставка. Поскольку в аниме очень часто стилизованные персонажи действуют на фоне очень реалистично прорисованных пейзажах, подставку я решил сделать реалистичную. Взяв самую грубую наждачную бумагу №100, я резиновым шпателем вмазал в нее небольшое количество автомобильной шпаклевки BODY FINE. После отверждения шпаклевки, надломил наждачку в трех местах и кусочком такой же наждачки протер места перегибов. После выпрямления наждачной бумаги на ней образовались вполне правдоподобные характерные для асфальта трещины. Наклеив все это на кусок ДСП, я вырезал из скульптурной глины бордюрные камни и приклеил их сзади. Покрасив в несколько оттенков серого и вклеив в промежутки между кусками бордюрного камня крашеную в цвет земли крошку, на стыки намазал немного тамиевской шпаклевки (следы раствора, которым заделывали швы в камнях).

Последний штрих – два гвоздика без шляпок, вбитых в подставку, и отверстия под них в каблучках.
Теперь моей коллекции аниме ничто не угрожает – я водрузил Триелу на полочку в стеллаже для DVD дисков, и стал думать, кто же будет следующей...

20:57 

Helfen — Wehren — Heilen
Захотел выложить тут свою статью о сборке гараж-кита любимой героини аниме, Триэлы из Gunslinger Girl. Но не учел того, что не знаю, как вставлять в пост более одного изображения, и к тому же, что порядок следования разбитого на части материала будет обратным. Если кто-то на это дело наткнется, прошу простить мне крайний идиотизм, и прочесть материал "задом наперед", т.е. начать с сообщения, датированного 23 марта, 20.44 ^__^

16:30 

О национальных особенностях аниме

Helfen — Wehren — Heilen
Вдруг задумался. Все попытки посмотреть корейское аниме закончились провалом. Более того - все худшее в жанре аниме из виденного - корейское. При этом корейский кинематораф сильнейший, а режиссера, равного Ким Ки Дуку я сейчас вообще не знаю. И наоборот, японское кино в лучшем случае не оставляет впечатлений, а аниме - самое сильное из искусств для меня. Как может вид искусства быть настолько национальным? Национальным для авторов, и абсолютно интернациональным для зрителей. Загадка. Если в корейском все наоборот, то может быть, чтобы любить корейское аниме нужно непременно быть корейцем?

А еще интересно, не является ли Макото Синкай этническим корейцем, ну, хотя бы наполовину? Это после его фильмов вопрос возник. Очень уж они у него такие... корейские... Вот есть первая часть "5 сантиметров в секунду" - японское. А чем дальше, тем более корейское. Местами даже какое-то северокорейское (по духу).

22:46 

О прекрасном, которое мы не замечаем

Helfen — Wehren — Heilen
На московских улицах все больше появляется автобусов ЛиАЗ-5292.22 новой серии. Удобные, теплые зимой и прохладные летом, мягче лимузина на ходу, с мелодично мурлыкающим двигателем MAN, без ступенек, на которые надо карабкаться словно на штурм Измаила, как у Икарусов или ЛиАЗ-5256. Но для меня главное даже не это, кажется, я просто в него... влюбился. С первого взгляда - увидел, и все.

ЛиАЗ-5292.22 самая красивая машина за всю историю советского и российского автопрома. Пребывая в воосхищении от каждой встречи с этим красавцем, я попробовал для себя сформулировать, в чем же секрет его эстетической неотразимости. И вот что у меня получилось.

Этот автобус гармоничен, т.е. его стиль выдержан во всех элементах, а пропорции нигде не нарушаются. Строгие прямые линии бортов плавно и незаметно переходят в окантовки блоков фар спереди, а задние фонари напоминают об эпохе "ракетного" дизайна конца 50-х, переосмысленной в соответствии с взглядами XXI века. кондиционер на крыше, удачно вписанный в силуэт, препятствует зрительному "провисанию" и подчеркивает стремительность и одновременно основательность форм. При кажущемся сходстве обликов, ЛиАЗ-5292.22 сразу выделяется среди "Волжанинов" и МАЗов, не говоря уже о монстрах из далекого уже прошлого, ящеров городских улиц - Икарусов.

А дизайн нового салона, с футуристическими контурами стеклянных перегородок и окна в переборке кабины водителя, единым образом вытекающие из гнутых стоек поручней и сводов крыши в задней части салона, отсылающих к классике готической архитектуры и в то же время отвечающих моде времени. Восхищаясь раритетами, как часто мы не замечаем красоты в повседневной реальности, и начинаем понимать это лишь утратив. Посмотрите свежим взглядом на этот автобус, может быть, и вам откроется его удивительная красота.

23:24 

О романтике

Helfen — Wehren — Heilen
Я как-то задумался над этим словом - романтика. Часто поминается, причем тем чаще, где эта самая романтика в традиционном ее понимании предельно не к месту. Например, в авиации. Ведь что традиционно всплывает при употреблении - парусники, песни у костра, планера.

Конечно, романтика, но уж очень затасканная. Парусники, они только в книжках романтичны, и чем хуже книжка, тем романтичнее (пик - "Алые паруса" писателя-графомана А.Грина). А на самом деле те, "романтические", парусники - это адская работа без отдыха, звери-боцмана, тухлая солонина, плесневелые сухари, крысы в трюмах...

Песни у костра. Как-то не довелось у костра послушать, как поет Окуджава. Или Высоцкий. Все больше инженеры, научные сотрудники и прочая нетворческая полуинтеллигенция. Набор рифм не превышает такого же в поносимой всеми попсе, только немного лексика другая. Там любовь-морковь, тут купола-далека. Идол - Митяев, который свои тексты пишет, словно инженер деталь вычерчивает.

Есть у меня друг, он любит летать. Именно летать - и неважно, на чем. Поэтому он и на мото- и не мотодельтапланах при каждом случае полетывает, и на Як-52. А я давно понял, что люблю не полет, а машину. КТС-154 мне больше радости дает, чем Cessna-172 "живьем". Пробовал, убедился. От Ан-2 уже другое впечатление - мотор тысячесильный почти на коленках рычит, мощь - самолет. А на Cessne после третьего разворота газ прибираешь - и как на воздушном шарике, в тишине, повисаешь в кабине, напоминающей яйцо... Ну какая это романтика.
А заход по системе, на тяге, по стрелкам, когда ощущаешь многие тонны Машины, даже на тренажере - эмоции высшего качества, особенно если это тренажер Full Motion, как А-320. Заход построить точно по схеме, чтоб перед самой ВПР из облаков вывалиться - а вот они, огни приближения, вот он, зеленый порог, и дальше световой ковер зоны приземления. И ты своими руками опускаешь эти десятки тонн, легкие как перышко, на пунктир осевой. Вот она, настоящая романтика - все режимы удержаны, касание на третьих знаках, интерцепторы, реверс, машина домой пришла. Пусть даже это тренажер - воображение-то на что. А если есть воображение, никаких парусников у костра не надо.

Ну, это мое, личное отношение к романтике.

Дневник Triela-aviator

главная